Подозреваемый в связях с мафией: «Открою в Петербурге ресторан Cosa Nostra»

image_pdfimage_print

Шумный торговый центр и небольшое заведение с итальянской кухней. Николо ди Мауро готовит пиццу на своем привычном рабочем месте, где совсем недавно его задержал Интерпол. Итальянская полиция подозревает, что под маской улыбчивого повара скрывается мафиози из «коза ностра».

По их данным, «Деревянная голова» отвечает за наркотрафик и решает экономические вопросы. Но защита итальянца добилась чтобы повара выпустили на свободу. Говорят, итальянца отпустили, потому что его адвокат предоставил документ об отмене ареста. Правда, нет никаких сведений, что такие бумаги действительно пришли из Рима.

Во время встречи мужчина открыт и приветлив, хотя еще сутки назад вообще не хотел говорить с журналистами и говорил, что они «сломали его жизнь». Признается, что после всего, что было написано, нервничал, но потом решил, что стоит рассказать все как было, и согласился на эксклюзивное интервью «Комсомолке».

«НЕОБЫЧНЫЙ» БОСС

— Николо, как так вышло, что вас заподозрили в торговле наркотиками и связях с мафией?

— Не было никаких наркотиков. Да, я работал на Кармине Фашиани, которого полиция задержали по подозрению в создании преступной группировки. Но я был обычным наемным работником — управлял рестораном, которым тот владел. Зарплата «белая», у меня до сих пор хранятся все чеки. Через месяц, после его ареста, я уволился и уехал в Россию. Меня никто не задерживал и не вызывал в суд. Обвинения посыпались спустя год, когда я уже жил в Петербурге.

— А как вы попали в ресторан Фашиани?

— В юности я мечтал открыть собственный бизнес. Получил образование по программированию. Открыл свою фирму. Потом прибыльно продал. Возил одежду из США и вскоре тоже продал магазин. Дальше занялся поставками рыбы в разные заведения, так и появились связи с ресторанным бизнесом и с Фашиани. Сначала я им три года морепродукты доставлял, а потом они позвали меня на должность управляющего. Согласился. И до сих пор не жалею, потому что получил ценный опыт управления крупным заведением.

— Глава клана Фашиани был похож на мафиози в повседневной жизни?

— Нет. Обычный человек. Ему 65 лет. У него не было вооруженной охраны или телохранителей и даже машины сопровождения. Общались с ним на деловом уровне, как работодатель и работник. В мафию меня вербовать не пытались. Мне не нужен криминал. Я работаю, потому что мне нравится, а не только из-за денег.

С КЛИЧКОЙ ПО ЖИЗНИ

— Как же тогда получилось, что вас стали преследовать полицейские?

— После ареста первых лиц клана Фашиани, прокуратура сочла, что нужно взять и всех, кто управлял их собственностью. Правда, когда полиция пришла ко мне домой, об этом узнал и мой адвокат. Он возмутился и пожаловался в Конституционный суд Рима. Я в это время уже был в России.

Адвокат спросил, зачем арестовывать человека, который просто работал в ресторане? Судья услышал доводы защитника и принял решение об аннулировании ордера на мой арест, выписанный полицией. У них не было, и нет доказательств моего участия в незаконной деятельности.

Решение, кстати, приняли в тот же день, когда оправдали Берлускони. Помните, его обвиняли в организации борделя с несовершеннолетними. Такой вот суд в Италии. Может обвинить даже того, кто не то что всех проституток способен купить, а всех женщин страны.

— Откуда взялось ваше прозвище «Деревянная голова»?

— Это не мое прозвище. «Деревянная голова» в Италии называют любого человека, на которого записывают собственность — автомобили, виллы, рестораны и так далее, но владеет ей кто-нибудь вроде Фашиани. Вот только на меня на родине не записан даже велосипед. Тем более дома, машины, заведений, да и той тонны кокаина, о которой писали. Я прописан в квартире у своей девушки.

Все слухи появились благодаря информационной компании от прокуратуры, которая и формирует общественное мнение. У нас есть такое понятие, как «медийный процесс». Это когда человека в чем-то обвиняют и газеты активно пишут об этом. В итоге гражданин приходит в зал суда, пытается защищаться, а люди уже настроены против него.

— Но, тем не менее, вас задержали здесь. Было страшно?

— Ко мне подошли, попросили документы. Я показал. А когда упомянули фамилию Фашиани, стал догадываться, в чем дело. Потом полицейские сказали пройти с ними, потому что есть ордер на мой арест. Правоохранители, кстати, вели себя очень вежливо.

Да, мне было страшно в тот момент. Но не столько из-за ареста, сколько от того, что итальянская прокуратура смогла организовать подобное в чужой стране.

О моем задержании итальянские газеты написали сразу же. В этих статьях много неправды. Например, про то, что у меня руки были в муке, и что полицейским пришлось забрать нож. Нет, все было культурно.

БЕЖАЛ ИЗ ИМПЕРИИ ЗЛА

— А что думаете про Cosa Nostra? Они, действительно, такие же страшные и всемогущие?

— Cosa Nostra — это одна из самых больших бед Италии. Хотя бы потому, что за ней тысячи убитых. Но скорее Италия исчезнет с лица земли, чем Cosa Nostra. С момента, как Гарибальди высадился со своей тысячей бойцов на Сицилии, уже тогда ему помогла местная мафия. Сицилийская мафия поспособствовала объединению Италии. Она была до страны и будет после нее.

— То есть, то, что показывали в популярном сериале «Спрут» — правда?

— Я его смотрел, конечно. Там слишком много художественного вымысла. Все, что снимали после него, гораздо реальнее. Благодаря тому, что члены разных кланов сотрудничали с правоохранительными органами, они раскрывали много подробностей о теневой жизни мафии. Их рассказы и помогли снять правдивые фильмы.

— Что привело вас в Россию, ведь есть много других стран, куда можно уехать?

— Десять лет назад в Италии люди были богаче, чем сегодня. Потом создалась, как я ее называю, европейская империя. Появилась валюта евро и она задушила каждое отдельное государство. Италия стала бедной страной. Люди в Петербурге сейчас живут в десять раз лучше, чем мои земляки. Евросоюз разрушил Италию.

Думаю, что за идеей евро стоят американские банкиры, и в частности Всемирный банк. Это зло для всего мира. Но оно не может проникнуть в Россию. Российская власть не допустит подобное. Это меня и побудило приехать именно в вашу страну.

— Кроме Петербурга другие варианты не рассматривали?

— Мне об этом городе рассказал друг. Говорил, что тут очень красиво. К тому же я не люблю мегаполисы, поэтому вопрос о переезде в Москву даже не стоял. Решил проверить слова о Северной столице. И мне тут понравилось. Почти как в Риме — очень много старинных зданий. Я полюбил этот город.

НО ЕСТЬ ОДНА ПРОБЛЕМА…

— Ехали сюда в одиночестве или с семьей?

— Я не типичный итальянец — не пью, не курю и девушка у меня одна – Федерика. Мы восемь лет вместе. Познакомились на дискотеке в Остии. Я в тот вечер повздорил с другом. Стоял на лестнице, и тут мимо прошла она. Нашел ее на танцполе, взял за руку и увел в бар. До сих пор не отпускаю.

— Родственники, наверное, переживали, узнав о вашем задержании?

— Да, и девушка, и родные волновались. Мама у меня владеет кафе, а папа пенсионер. Звонили, спрашивали, что да как. Но я их успокоил, когда выпустили. В газетах много разного писали. Но отмечу, что меня очень поддерживали русские — завсегдатаи нашего заведения и коллеги. Даже не ожидал.

У вас я увидел судебную систему, которая работает. В Италии мне бы и слова не дали сказать, а тут выслушали. Ну и само общество отреагировало позитивно — подбадривали, даже цветы приносили. Я очень благодарен. Кстати, когда сидел в участке, полицейские удивлялись, почему за все время ко мне ни один представитель консульства не пришел.

— Дальше, что планируете делать?

— У меня есть проблема. Я до сих пор в списках разыскиваемых Интерполом. Прокуратура Италии, не имея на то право, ввела меня в эту базу данных. А в России не продлевают визу тем, кто в ней находится. У меня есть месяц и двадцать дней, чтобы как-то разобраться с этой проблемой.

Я не могу сам связаться с Интерполом, мой адвокат тоже. Прокуратура Италии должна это сделать. Если она не перестанет играть мускулами, мне придется уехать из России, чтобы решить все вопросы на родине. Но я обязательно вернусь в Россию. Боюсь только, что из-за этого могу потерять работу.

— Если смотреть в далекое будущее, ждать петербуржцам ресторана от Николо ди Мауро или нет?

— Да, конечно. Назову кафе Cosa Nostra. На стенах повешу свои портреты с надписью «разыскивается». Если получится, миллион посетителей будет!

23.03.2015

«Комсомольская правда» (фото, видео)

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Автор: otvetvezde.ru